Текст: Олег ЗЛОБИН, журнал «Отдых в России»
Фото: Фото из архива ансамбля «Лезгинка»

Народы Кавказа с древних времен славятся своей музыкальностью и богатой танцевальной культурой. Именно в танце они выражают свой темперамент и чувства, рассказывают истории, передают из поколения в поколение традиции. Эти традиции бережно сохраняет и развивает  государственный академический заслуженный ансамбль танца  Дагестана «Лезгинка».  В канун празднования 2000-летия древнейшего  города-крепости Дербент мы побывали в Махачкале,  с удовольствием прогулялись по широкому проспекту имени  Расула Гамзатова и не могли не побывать в гостях у артистов.

Генеральный директор ансамбля,  заслуженный деятель искусств России, лауреат премии Правительства Российской Федерации, доверенное лицо Президента РФ В.В.Путина  Джамбулат  Магомедов рассказал журналу «Отдых в России» о танце, объединяющем людей, о том, как легендарный коллектив сберегает культуру дагестанского народа, воспитывает молодое поколение и помогает сохранять мир. 

Дружная многонациональная семья

 — Джамбулат Мусаевич,  как давно вы возглавляете коллектив?

— С начала 90-х годов, то есть уже более четверти века. Пригласил меня  в «Лезгинку»  Иосиф Самуилович Матаев, который на тот момент был ее художественным руководителем. Познакомились мы на борту самолета: я летел в Москву  на вручение диплома  кандидата экономических наук, а он  — чтобы решить,  стоявшие на тот момент,  острые  проблемы «Лезгинки».  Долго разговаривали, обменялись телефонами. Когда вернулся домой, узнал, что  Иосиф Самуилович  уже  приходил к моим родителям и попросил их уговорить меня возглавить коллектив. Они у меня люди творческие: мама Фазу Алиева – национальная поэтесса, отец  Мусса Магомедов – известный писатель. А потому искренне обрадовались, что моя судьба может повернуться именно таким образом. После некоторых раздумий и сомнений я согласился. Еще до прихода на должность  я, как многие, наверно,  наивно полагал, что «Лезгинка» – это вечный праздник,  поездки по миру,  богемная звездная  жизнь. Оказалось все иначе: у коллектива не было нормальной репетиционной базы, танцоры ютились на каком-то складе, латали дыры на костюмах…  скотчем. Мне стало так обидно за лезгинку, за легендарный коллектив, который в 1958 году создал народный артист Танхо Селимович Израилов. «Как же так? Этот ансамбль знает весь мир, ему рукоплещут миллионы поклонников, а сами артисты существуют в ужасных условиях!», — подумал я  и решил действовать.

— С чего вы начали?

— Первое, что я сделал  — создал программу развития ансамбля из десяти этапов, с которой  обратился  непосредственно к  самому  председателю правительства Республики. Он меня выслушал и пообещал поддержку при условии, что я  сам не остановлюсь на полпути. Коллективу я  сказал: «С меня — лучшие условия, с вас – железная дисциплина!». Все  согласились и принялись за дело.

Конечно, сегодня мы работаем в совершенно иных условиях. Если раньше мы буквально  ходили  и уговаривали молодых  юношей и девушек  прийти к нам, то сегодня на одно-два места — 60-70 желающих!  20 лет назад средний возраст артиста «Лезгинки» был 36 лет, сегодня – 24,5.

Я горжусь тем, что наш коллектив — самый интернациональный в России. Да и во всем мире такой вряд ли найдется. В «Лезгинке» работают и украинцы, и цыгане, и грузины, и азербайджанцы, и армяне, и представители всех  народностей Дагестана. Мы — одна дружная семья.

Носитель великой культуры 

— Ваш коллектив – почетный гость самых масштабных мероприятий страны…

— Недавно нас наградили медалью Олимпийского Сочи как коллектив, который дал больше всего концертов на Олимпиаде и Паралимпиаде. Мы выступали по личному приглашению Владимира Путина. Вот, что он сказал о лезгинке: «Лезгинка является одним из самых ярких носителей великой истории и богатой многонациональной культуры России». Это очень мудрые слова, которые точно отражают суть нашего танца.

Во все выступления мы вкладываем определенный смысл, поэтому они становятся настоящим событием. Например, когда только начинались беспорядки на Манежной площади,  помните, из-за  разборок футбольных фанатов,  я в рамках проекта «Россия – на века!» привез в Кремль все творческие кавказские коллективы  с «Лезгинкой». Мы пригласили на концерт  много молодежи, в том числе и футбольных фанатов, которые после нашего выступления сказали: «Вот такой Кавказ мы уважаем и признаем».

Спустя полгода после страшных терактов в Волгограде мы отправились туда с концертом, чтобы доказать: дагестанцы не враги. Терроризм для нас чужд и неприемлем.  После нашего выступления на Мамаевом Кургане ко мне подошла русская пожилая учительница и сказала: «Если бы весь мир был похож на мир лезгинки, то наша планета была бы самой счастливой».

«Лезгинка» выполняет еще одну функцию, которая, казалось бы, не свойственна творческим коллективам: мы воспитываем нашу молодежь. Я им объясняю, что лезгинка – это танец, который должен блистать на сценах ведущих концертных залов, но никак не в грязных подземных переходах, что не должен настоящий дагестанец вести себя неподобающим образом за пределами республики.

— Ваших танцоров не пытаются переманивать в другие коллективы?

— Наши ребята – универсалы, а потому очень востребованы. Их зовут и в российские ансамбли, и за границу. Например, приглашали в Испанию танцевать фламенко. Но в большинстве своем они сохраняют верность народному танцу и родному коллективу.

Экспрессия и грациозность    

— Лезгинка – это танец, который, наверняка, может гордиться великой историей, ведь его танцуют испокон веков. Расскажите, пожалуйста, о нем.

— Еще Дюма писал, что на Восток его привело огромное желание увидеть то, как местные жители танцуют. Известно, что родина лезгинки – это Дагестан. Хотя ее весь Кавказ танцует. Как возник танец, сегодня точно сказать никто не может. Но в том, что у него –  тысячелетняя  история, можно не сомневаться. Он сумел вобрать в себя ведь дух нашего народа.

Лезгинка – это не агрессия, а экспрессия, зажигательность, грациозность. В этом танце каждое движение рук что-то обозначает. Кстати, вы никогда не увидите в лезгинке, чтобы девушка и парень дотрагивались друг до друга. Они передают всю палитру чувств  с помощью языка тела.

Увы, сейчас нам активно навязывают западную культуру, которая, часто и  откровенно пропагандирует вульгарность, пошлость. Поэтому мы должны особенно бережно относиться к нашему культурному наследию, к тем, кто работает ради его сохранения. К счастью, у нас есть Ансамбль танца Игоря Моисеева, хор имени Пятницкого, «Березка», «Кабардинка», «Вайнах»  и  многие другие великолепные  коллективы, которые сохраняют «лицо» нашей страны.

— Дагестан – многонациональная республика, наверняка, и лезгинка у каждого народа своя,  оригинальная?

 — Да, в многообразии  оттенков  заключается еще одна уникальность этого танца. Каждая народность Дагестана привносит в танец что-то оригинальное. Например, в одном из сел народа аварцев в танце используют канаты. Этот атрибут появился потому, что он с древних времен был неотъемлемой частью их быта: люди  в горах, где часты обвалы,  вынуждены были добираться в соседние селения через пропасти с помощью канатов.

Вообще,  лезгинка  скрывает еще много интересного. Иногда мы оказываемся в гостях у 90-летнего джигита, в далеком селении,  который достает из сундука такие костюмы, которых мы в жизни не встречали. Даст Бог здоровья, мы еще многое узнаем о лезгинке  и  расскажем об этом всему миру!

Символ мира

— Молодежь интересуется этими традициями?

— К сожалению, все меньше. Поэтому мы стараемся сделать наш танец интересным для нее, пытаемся привлечь их в эту культуру. Нам приходится конкурировать с турецкой, американской поп-музыкой, которая «захватила» Кавказ.

— Почему так происходит, как вы думаете?

— Потому что во главе шоу-бизнеса встали люди, которые интересуются только деньгами. Они не понимают, что своими руками разрушают народную культуру. Записали песню под фонограмму, собрали денег, а спустя год об этой песне никто и не вспомнит, у людей в душе, сердце ничего не остается.

Недавно мы создали Ассоциацию профессиональных народных творческих коллективов России (я являюсь ее председателем). И одна из задач, которую мы перед собой поставили, — предотвратить девальвацию народного искусства. Сделать все для того, чтобы наш народ был высоконравственным, образованным, культурным.

— Дагестан – это родина многих известных творческих и общественных деятелей: Расул Гамзатов, ваша мама Фазу Алиева… Что эти имена значат сегодня для республики, для ее народа?

— Эти люди – символ мира, порядка, совести. В свое время они своими пророческими словами останавливали войны, ограждали детей от дурного влияния, буквально спасали души миллионов людей. Помню, когда в Чечне началась война, моя мама стала первой женщиной, которая села за стол переговоров с боевиками. Сейчас, несмотря на болезнь и возраст она делает все, чтобы Россия была сплоченной. В память о Расуле Гамзатове установлены памятники, его стихи преподают в школах. Если мы забудем об этих людях, то потеряем самих себя и свою страну.

— Мы впервые  за многие годы  оказались в Махачкале, но у  нас  сложилось впечатление, что здесь все, наконец-то,  сдвинулось с мертвой точки, началось позитивное развитие. Это так?

— Вы правильно заметили. В последние лет пять республика меняется к лучшему. Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов ведет  мудрую политику. Да, порой,  жесткую, но иначе и нельзя.

Мне, к примеру, иногда бывает стыдно за Дербент. Он мог бы  давно уже стать настоящей туристической жемчужиной всего региона.  Возродить свою былую славу древнейшего города России. Благо, сейчас и там происходят позитивные перемены. Недавно Группа Сумма и благотворительный фонд «ПЕРИ» Зиявудина Магомедова открыли уникальный музей Петру I. Его создание приурочили как раз  к празднованию 2000-летия Дербента. Музей настолько хорошо устроен, что по своему состоянию опережает развитие всего Дербента лет на 25. Туда приходят дети, туристы и приобщаются к истории великой державы. Группа Сумма также планирует открыть в одном из высокогорных районов Дагестана крупный горнолыжный курорт Матлас. И хочу заверить: там все будет сделано на высшем уровне, никакая Швейцария не нужна будет. Эта компания помогает и «Лезгинке». Они приобрели для нас шикарный дорогостоящий автобус. Это настоящий дом на колесах, в котором можно с комфортом ездить по всему миру.

Если бы каждый из нас вносил свой посильный  вклад в сохранение и развитие культуры, традиций, то можно было бы не переживать за  будущее нашей страны.