«От Кореи до Карелии» – так назвал проект своей жизни 28-летний путешественник из города камышина Иван Ширяев. С детства он, сын учительницы географии, парень со школьной кличкой глобус, мечтал о странствиях. И вот три года назад, никому ничего не сказав, отправился в первое путешествие автостопом и таким способом посетил уже более 200 городов России!

28-летний путешественник из города камышина Иван Ширяев

28-летний путешественник из города камышина Иван Ширяев

Иван с радостью вспоминает работу волонтером на озере Курильском.

– Что толкнуло бросить все и отправиться колесить по свету без копейки денег?

– Три года назад я ушел из секты «Свидетели Иеговы», где был с 15 лет. Инсценировал собственное самоубийство, оставив лодку на середине озера, чтобы меня не искали и не пытались вернуть. И отправился в Ростов, поскольку это был ближайший город, где меня никто не знал и я никого тоже. Потеряв один смысл жизни – религию, я просто чувствовал потребность куда-то двигаться, искать что-то новое. И вдруг обнаружилось, что мир не черно-белый, а цветной. И сам процесс странствий, путешествий, знакомства с новыми людьми – это самое интересное, что только можно придумать. Каждый мой день теперь не похож на предыдущий. И мне это нравится. Чувствую себя свободным. Работы я не боюсь. При моей специальности строителя-отделочника найти подработку в любом городе мне не так уж сложно. Есть еще куча работ, не требующих особенных навыков. Иногда я останавливаюсь на какое-то время, чтобы заработать денег, которые мне потом пригодятся в путешествиях. Затраты в путешествии автостопом минимальны. За сутки в одном городе я обычно трачу не более 100 рублей, и то в основном на осмотр краеведческих музеев и других достопримечательностей, где требуется входной билет. У меня в рюкзаке есть все, чтобы приготовить себе еду в любом месте: примус, гречка, майонез и чай. А больше мне и не нужно.

Медведи на Камчатке выдавливают икру из рыбы, а саму рыбу выбрасывают. Камчатка

Медведи на Камчатке выдавливают икру из рыбы, а саму рыбу выбрасывают. Камчатка

– В последнее время я обнаруживаю, что на моей банковской карточке, реквизиты которой я указал на своей странице «ВКонтакте», стали чаще появляться деньги. Так благодарные читатели дают мне возможность не терять время на зарабатывание денег на ту же гречку, а быстрее двигаться вперед. Иногда люди, с которыми я подружился в пути, кидают мне деньги на телефон. А я теперь отправляю SMS или звоню маме, которую я, конечно, заставил в свое время поволноваться, чтобы сообщить: со мной все в порядке.

Камчатка, вулкан Ильинский. Ради такого восхода стоит ехать на край земли. Камчатка

Камчатка, вулкан Ильинский. Ради такого восхода стоит ехать на край земли. Камчатка

– Автостоп – довольно рискованный способ путешествовать. Не боитесь нарваться на маньяка с бензопилой?

– Обычно за маньяка принимают меня, и останавливаются подвезти попутчика, заросшего бородой, далеко не все. Есть даже такой триллер «Попутчик» с Рутгером Хауэром в главной роли – из-за него, видимо, и опасаются автостопщиков. Что касается криминальных знакомств… У меня был рекорд: 3500 километров на одной машине. От Новосибирска меня подбросили почти до самой Москвы. Только отъехали на машине, водитель спрашивает: «Деньги на бензин есть?» Я удивился, так как путешествие автостопом предполагает, что денег не потребуют, да у меня их и не было. Оказалось, что этот человек скрывается от следствия, что он просто в бегах. Спросил его, чем он таким занимается, что оказался под следствием. Он говорит: «Ворую! Зачем работать за 20 тысяч, когда можно украсть 200 тысяч? Вон ту корову от стада можно отбить, и я в лесу ее разделаю за 20 минут». Я сначала опасался выйти на минутку из машины на стоянках и оставить с ним свой рюкзак. Думаю: сейчас рванет с места, а у меня в рюкзаке все-таки теплые вещи. Жалко будет. Но он оказался высоконравственным вором, сказал: «Я ворую только у тех, кто сам ворует». Такой Робин Гуд, только с бедными не делится. К счастью, за те двое суток, что мы с ним провели вместе, воровать ему не пришлось: консервы и помидоры у нас были, и бензина хватило.

Эвенки, живущие на обширной территории Восточной Сибири, берегут традиции предков. Восточная Сибирь

Эвенки, живущие на обширной территории Восточной Сибири, берегут традиции предков. Восточная Сибирь

– Какие?

– В Магаданской области я чуть не утонул в горной речке. Местный парень повел меня показать брод. Но речка разлилась из-за дождей, стала бурной. И нас с ним просто сбило с ног течением и понесло. У меня из карманов уплыли все деньги и документы, с ног сорвало ботинки. Парень оказался на островке посреди реки. А меня отнесло на другой берег. И я босиком по камням среди ночи бежал до ближайшего поселка, чтобы вызвать МЧС: парня-то надо было как-то снимать с островка. К счастью, все обошлось благополучно. Благодаря этому приключению я впервые побывал внутри пожарной части и увидел, что там, оказывается, есть кровати, чтобы приютить и обогреть. Конечно, пожарная часть – не гостиница, и туда не положено пускать посторонних. Но теперь в своих странствиях я иногда останавливаюсь в пожарных частях. Спасатели охотно слушают мои байки, им интересно пообщаться с путешественником. Иногда и сухпаек с собой дают. Царицынская пожарная часть в Волгограде, где я сейчас остановился, стала 158-й пожарной частью, в которую меня пустили на ночлег. Еще в монастырях, бывает, ночую: там комнаты для паломников есть.

Иван с радостью вспоминает работу волонтером на озере Курильском.

Иван с радостью вспоминает работу волонтером на озере Курильском.

– В рамках проекта вы часто посещаете малые города России. Какой из них самый красивый? Какой – наиболее самобытный, интересный?

– Обычно путешественники проезжают мимо таких городов. Но почти в каждом из них есть своя изюминка. В одном, например, местный краевед показала мне на окраине дом людоеда, который жил там в давние времена. Хочу в будущем посетить самый маленький город России. Это город Чекалин в Тульской области: его население – всего 994 жителя.

– А где из увиденных мест вам особенно понравилось?

– На Камчатке. Там всего три небольших города. Но на Камчатке главное – не города, а природа и люди. Целый месяц я там работал в заповеднике волонтером, и это было здорово. Камчатка – единственное место, куда я добрался не в качестве бесплатного попутчика, а вертолетом. Я сначала очень хотел попасть волонтером в Долину гейзеров. Три недели с другими волонтерами в Хабаровске дожидался такой возможности, но все это время была нелетная погода. Наконец мне предложили поработать волонтером в другом месте Камчатки: в заповеднике на озере Курильском рядом с вулканом Ильинский. И я с радостью согласился. Там такая красота! Как волонтер я помогал по хозяйству. Жил в одном домике с инспектором. Видел, как рыбачат медведи. А делают они это очень интересно: когда красная рыба идет на нерест, медведь просто берет ее двумя лапами, выдавливает из нее икру, слизывает лакомство, а рыбу выбрасывает. Такие лохматые браконьеры. Там же ел огромных приморских крабов, икры и рыбы вволю. Сказка! А на Сахалине я вообще научился ловить рыбу руками.

Закат в Находке. Дальний Восток стал второй родиной Ширяева. .Порт Находка.  Дальний Восток

Закат в Находке. Дальний Восток стал второй родиной Ширяева. .Порт Находка. Дальний Восток

– Как это было?

– На Сахалин я прибыл с попутным кораблем. Когда засобирался обратно (думал зазимовать во Владивостоке, где проще найти работу), произошел странный инцидент. В корсаковском порту на Сахалине я нашел попутное судно до Находки. Старший помощник капитана выделил мне каюту. До отправления еще несколько часов. Я сижу, читаю газету. Тут старпом возвращается и говорит:

– Капитан узнал тебя! Это же ты в прошлом году ходил с нами во Владивосток и пытался повеситься по дороге!

– Я на Дальнем Востоке впервые, – ошарашенный, пытался я восстановить справедливость, – в прошлом году меня здесь не было! Вы меня с кем-то путаете!

– Нам самоубийца на борту не нужен! Забирай рюкзак и вниз по трапу! Вешайся на берегу!

Нивхи – еще один из малых народов России. Олени для нивхов – домашний скот и часть культуры. Восточная Сибирь

Нивхи – еще один из малых народов России. Олени для нивхов – домашний скот и часть культуры. Восточная Сибирь

Так я остался зимовать на Сахалине. Остановился у сахалинского предпринимателя. Мне надо было оформить документы (взамен утонувших) и заработать денег на билет на паром. И до весны я остался у этого предпринимателя работать на заводе по производству рыбообрабатывающего оборудования. Заработанных там денег, кстати, мне хватает до сих пор. Теперь у меня сахалинский паспорт, камчатский полис и волгоградская прописка.

Ближайшая цель Ивана – посетить Чекалин, самый маленький город страны. .Чекалин. Тульская область

Ближайшая цель Ивана – посетить Чекалин, самый маленький город страны. .Чекалин. Тульская область

– Автостопом можно путешествовать где угодно. Почему решили объехать именно Россию?

– Да мы своей страны толком не знаем! В России столько всего интересного! Когда выкладываю новые фото на свою страницу, мне часто пишут: «Мы даже не думали, что у нас в России есть такие удивительные места!» В каждом городе я не просто проездом: я знакомлюсь с историей этого города, обязательно хожу в музей, вижу достопримечательности. Знакомлюсь с местными людьми. Я заметил: чем дальше на восток от столицы, тем проще и доброжелательнее люди. Я сейчас готовлю новый фотопроект «Народы России». На Дальнем Востоке познакомился с народами, о которых раньше вообще ничего не знал: нивхи, ульчи, удыгейцы, коряки и еще множество малых народов. В Дагестане их тоже много: огулы, рутульцы, ботлехцы и другие. Поразило гостеприимство дагестанцев. Сразу же сажают за стол, стараясь предложить гостю самое лучшее. Школьники на улице останавливаются, смотрят с открытым ртом на путешественника и кричат вслед: «Эй, оранжевый мужик!» Продавец на рынке просто так протягивает мандарины, говоря: «Угощайся, брат!» Все интересуются, есть ли у меня ночлег, не нужна ли какая-нибудь помощь. Куда бы я ни заходил – в пожарную часть, в музей, в библиотеку, в дом детского творчества, везде встречают так приветливо, будто бы ждали гостя. Угощают чаем, с гордостью говоря по телефону родным: «К нам приехал гость из России!» И везде отмечают: «Как жаль, что из-за ваххабитов и фанатиков у многих неверное представление о дагестанцах!»

Настоящему путешественнику подвесной мост не страшен. Дальний восток

Настоящему путешественнику подвесной мост не страшен. Дальний восток

– Кстати, вас из-за бороды не останавливали как возможного пособника террористов?

– В Европейской части России и в Сибири меня чаще за православного батюшку принимают. А в Дагестане и Чечне – да, останавливали. Полицейские на Северном Кавказе очень бдительные, но более дружелюбные, чем в других регионах России. Часто они останавливали меня просто чтобы узнать, чем помочь, не голоден ли я, есть ли ночлег, предлагали помощь в том, чтобы поймать попутку. Один раз в Дагестане меня посадили в полицейскую машину и с мигалками бросились догонять маршрутку. Догнали, велели водителю довезти меня бесплатно, пожелали успехов, а сами поехали обратно. А маршрутку пришлось догонять, потому что фотографировались вместе и пропустили ее.

В небольшом дагестанском селе я был лишь полдня, но за это время успел познакомиться, кажется, со всеми местными полицейскими. Шесть раз у меня проверяли документы. «Борода твоя, – говорят, – вызывает подозрения!» А в России меня останавливали всего три раза. И если уж говорить о бдительности полицейских, я девять месяцев путешествовал автостопом, побывал и за рубежом: Украина, Белоруссия, Абхазия, но только в Амурской области полицейские додумались проверить меня в системе, выяснили, что я нахожусь в федеральном розыске как без вести пропавший, и сняли меня с розыска.

Оказывается, автостопом можно объехать всю Россию!

Оказывается, автостопом можно объехать всю Россию!

– А в закрытых городах типа Снежинска вы бывали? Не принимают ли при этом за шпиона?

– Бывал. Для этого нужно сначала делать запрос спецпропуска в закрытый город и несколько месяцев ждать его. Чтобы не принимали за шпиона, я не фотографирую военные объекты. Однажды любовался заливом, в котором стояли подводные лодки. Это было так красиво!

– Чем собираетесь заняться, когда объездите все 1113 городов России?

– Пока не знаю. Хочу еще побывать волонтером во всех природных заповедниках России: их больше сотни. И сплавиться по всем рекам России: их вообще никто не считал. Насколько я знаю, до сих пор никто еще не объезжал все без исключения города России. Не то чтоб я претендовал на рекорд Гиннесса, но на всякий случай я в каждом городе ставлю в блокнот печать – как доказательство, что там был. Вот у меня сотни печатей: проставляют их и на Главпочтамте, и в ГУ МЧС, и в редакциях местных газет. В России еще много интересного. И страниц в блокноте полно.

Источник: rustur.ru