В начальный период истории Москвы, в XII-XIII вв., горожане отмечали Новый год 1 марта. Этот обычай уходил корнями в языческую древность. Первые москвичи отмечали приход нового года со дня пробуждения природы к новой жизни. Март, месяц когда отмечали этот праздник, носил старинное название «березозол», поскольку именно в марте начинали жечь березу на угли и золу. Так, месяц был тесно связан с деревом – одним из символов России. Кстати, средневековые москвичи любили украшать березу на Новый год, водить вокруг нее хороводы, встречая весну, новую жизнь.

С принятием христианства на Руси постепенно стала устанавливаться традиция встречи Нового года 1 сентября. Перемена была связана с заимствованием юлианского календаря с латинскими наименованиями месяцев, семидневной неделей. В XIII-XV вв. сосуществовали две традиции – праздновать Новый год дважды: «по — старинке», — 1 марта, и в соответствии с требованиями православной церкви, – 1 сентября. Ситуация чем-то напоминала теперешний Новый год, который мы тоже отмечаем дважды, – 1 и 14 января.

Сентябрьский Новый год вытеснил мартовский лишь в конце XV в. Праздник отмечали в ночь с 31 августа на 1 сентября. Москвичи накрывали праздничные столы с множеством вкусных блюд: пирогами, караваями, кашами, рыбными и мясными деликатесами. Популярными новогодними напитками в допетровскую эпоху были квас, пиво, медовуха, сбитень. Иноземные вина могли позволить себе лишь зажиточные горожане. К столу приглашали гостей, чаще всего родственников. За неспешной беседой ждали полуночи, о которой возвещал выстрел пушки. Сразу после этого начинал звонить колокол на главной московской колокольне – кремлевском Иване Великом. Все поздравляли друг друга, обнимаясь, троекратно целуясь, желая мира и добра. Во время празднования Нового года в Кремле проводились церемонии «О начатии нового лета», «На летопровождение» и «Действо многолетнего здоровья». Утром 1 сентября москвичи шли на Соборную площадь Кремля, где наблюдали за торжественным выходом царя с огромной свитой бояр и дворян, и патриарха, которого сопровождало несколько сот священников. Царь целовал поданный патриархом крест, руководители светской и церковной властей поздравляли друг друга. Затем они поздравляли с праздником собравшихся на площади горожан, которым раздавали праздничные «государевы гостинцы». В этот день иностранные послы также шли в Кремль, чтобы поздравить русского царя. Москвичи с интересом разглядывали диковинные одежды иноземцев.

После торжественного молебна начинались народные гулянья, которые проходили уже за стенами Кремля, на улицах и площадях Москвы. Любимыми новогодними развлечениями средневековых москвичей были хороводы, танцы, песни, катания на тройках, представления бродячих актеров – скоморохов, разыгрывавших кукольные представления и медвежью потеху.

Новый год в старой Москве

От Петра I до Владимира Ленина

Преобразования Петра Великого затронули и российский календарь. С 1700 года по указу Петра I Новый год в России празднуют, как и в других странах Европы, 1 января, причём по-прежнему по юлианскому календарю. Государь ввел традицию новогодней елки. В указе царя говорилось: «в знак того доброго начинания и нового столетнего века, в царствующем граде Москве после должного благодарения к Богу и молебного пения в церкви, и кому случится и в дому своем, по большим и проезжим знатным улицам, знатным людям, и у домов нарочитых духовного и мирского чину, перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, елевых и можжевеловых». Центром новогодних гуляний была Красная площадь, откуда веселье распространялось по всему городу. Петр I повелел шумно праздновать Новый год. Знатные горожане должны были устраивать салюты и фейерверки: «Да генваря ж в 1 день, в знак веселия; друг друга поздравляя новым годом и столетним веком, учинить сие: когда на большой Красной площади огненные потехи зажгут и стрельба будет, потом по знатным дворам, боярам, и окольничим, и думным и ближним, и знатным людям… каждому на своем дворе, из небольших пушечек, буде у кого есть, и из нескольких мушкетов, или иного мелкого ружья, учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракетов, сколько у кого случится, и по улицам большим, где пространство есть, генваря с 1 по 7 число, по ночам огни зажигать из дров, или хворосту, или соломы».

Отныне Новый год праздновали следом за Рождеством Христовым, отмечавшимся 25 декабря. С Рождества начинались Святки – две праздничных недели до Крещения Господня. Это было самое веселое время в году. В это время человеку разрешалось многое, недозволенное в обычные дни – гадать, надевать маски, колядовать, озорничать. Считалось, что благодаря шуткам, смеху человек избавляется от всего плохого. День 31 декабря москвичи в старину называли «Васильевой колядой» или щедрым вечером. Молодежь колядовала, наряжаясь в звериные маски, изготовлявшиеся из бересты. Ряженые посещали дома горожан, исполняя благопожелательные стишки – колядки:

А дай Бог тому, кто в этом дому,

Чтобы рожь была густа,

Чтоб из колоса – осьмушка,

Из полузерна – пирог.

Наделил бы вас Господь

И житьем, и бытьем и богатством!

«Колумб Замоскворечья» А.Н. Островский колоритно показал хождение по домам ряженых в комедии «Бедность не порок». Среди простого народа по-прежнему популярны были танцы, песни, представления скоморохов (иллюстрации 1-3). Как писал известный бытописатель М.И Пыляев в книге «Старая Москва», москвичи в XVIII в. широко праздновали Новый год: «Гулянья того времени еще во многом сохраняли те первобытные черты, в которых вполне отражалась старинная жизнь со всеми особенностями и оттенками: пьянство, пляски, кулачные бои». В XVIII-XIX вв. москвичи катались на коньках, с ледяных гор, мчались на тройках по Петербургскому шоссе: «по Тверской-Ямской, вдоль по Питерской, еду с миленькой, да на троечке…» (илл. 4). Аристократы в новогоднюю ночь отправлялись на балы. Наибольшей славой пользовался бал в Колонном зале Благородного собрания на Охотном ряду.

Новый год в старой Москве

Во второй половине XIX — нач. XX вв. стало модным поздравлять друг друга с Новым годом и Рождеством почтовой открыткой. На открытках изображались основные достопримечательности Первопрестольной: Кремль, Царь-колокол, Царь-пушка, Красная площадь, собор Василия Блаженного. Москвичи особенно любили посылать такие яркие презенты иногородним родственникам и друзьям (илл. 5, 6). В письмах и открытках поощрялись шутки и остроты. Поздравляя брата Александра с наступившим Новым годом, А.П. Чехов писал: «2 января 1889, Москва. Велемудрый секретарь! Поздравляю твою лучезарную особу и чад твоих с Новым годом, с новым счастьем. Желаю тебе выиграть 200 тысяч и стать действительным статским советником, а наипаче всего здравствовать и иметь хлеб наш насущный в достаточном для такого обжоры, как ты, количестве».

В советской столице

В феврале 1918 г. советская власть ввела в Российской республике григорианский календарь («новый стиль»). Летоисчисление страны было приобщено к общеевропейскому и американскому. Однако Русская православная церковь не признала реформу и до сих пор живет по юлианскому календарю. Первый Новый год, совпавший с европейским, пришёлся на 1919 год. Кроме того, возник так называемый Старый Новый год, приходившийся на 14 января. Новый год стал чисто светским праздником, а Рождество — церковным. Атеистическая власть ниспровергала христианские ценности. В 1929 года празднование Рождества было официально отменено, а Новый год стал обычным рабочим днём. В рождественскую ночь по улицам ходили комсомольские патрули, следившие за тем, чтобы в окнах домов не было видно елочных огней и других атрибутов упраздненного праздника.

Однако Новому году было суждено возродиться уже в середине 1930-х гг. 28 декабря 1935 г. новогодние идеи высшего партийного руководства озвучил первый секретарь Киевского обкома ВКП (б) П.П. Постышев. В своем письме, опубликованном в газете «Правда», он предлагал вернуть празднование Нового года и атрибуты праздника: «В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям елку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями елку и веселящихся вокруг нее детей богатеев. Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? Какие-то, не иначе как «левые» загибщики ославили это детское развлечение как буржуазную затею. Следует этому неправильному осуждению елки, которая является прекрасным развлечением для детей, положить конец. Комсомольцы, пионер-работники должны под Новый год устроить коллективные елки для детей. В школах, детских домах, во дворцах пионеров, в детских клубах, в детских кино и театрах — везде должна быть детская елка!» 1 января 1936 г. советские дети впервые веселились у новогодней елки, а дед Мороз раздавал подарки. В то же время, до 1947 года 1 января в СССР продолжал оставаться рабочим днём. 23 декабря 1947 года, указом Президиума Верховного Совета СССР 1 января стало праздничным и выходным днём.

Новый год в старой Москве

Новый год в старой Москве

Новый год в старой Москве

В советской столице возродились многие новогодние развлечения дореволюционной Москвы: новогодние маскарады, танцы, театрализованные представления. Снова стали печатать новогодние открытки (илл. 7). В 1954 г. заблистала огнями главная елка Москвы, да и всей страны Советов – Кремлевская. Большой популярностью московской детворы пользовалась и елка в Колонном зале Дома Союзов (бывшее Благородное Собрание). Песни тех лет живо отражают атмосферу новогоднего веселья. В «Школьной польке» (стихи Л.И. Ошанина, музыка А.Островского) ребята поют:

Чтобы праздник был веселый,
Подпевай, родная школа,
Наш веселый смех
Пусть несется дальше всех.
Пусть летит и смех и слово
Прямо к площади Свердлова,
За Охотный ряд,
Где огни Кремля горят.

Отрадно, что в конце 1980-х гг. к нам вернулся и праздник Рождества Христова. Москва XXI века хранит новогодние традиции предков и весело празднует Новый год и Рождество.

Новый год в старой Москве