Самолет российской компании «Когалымавиа», который потерпел крушение в Египте, имел все разрешения на полет. Об этом заявил глава Минтранса Максим Соколов. Однако он отметил, что в отношении авиаперевозчика будет проведена внеплановая проверка. К ней подключатся и правоохранительные органы, уточнил министр. Самолет А-320 вылетел из Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург в субботу утром. Он пропал с радаров через 23 минуты после взлета. На борту находились 217 пассажиров и семь членов экипажа. Как сообщают СМИ, пока выживших после крушения обнаружить не удалось. Исполнительный директор Ассоциации туроператоров России Майя Ломидзе ответила на вопросы ведущей «Коммерсантъ FM» Анны Казаковой.

— На сайте «Когалымавиа» сообщается, что компания сотрудничает только с проверенными туроператорами. Насколько вообще известным был этот авиаперевозчик в туриндустрии?

— Это один из старейших перевозчиков, разные были названия, но суть одна, «Когалымавиа», «Колавиа», Metrojet, речь шла, в общем, об одном перевозчике, и он работает с 1993 или 1994 года и довольно плотно всегда сотрудничал с туристическим бизнесом, поэтому… Надо, конечно, выяснять, из-за чего произошла эта катастрофа, эта страшная трагедия, но до сих пор проблем не было у перевозчика такого рода, из-за задержки рейса, из-за поломки или из-за переноса, не было такого.

— На каких направлениях он работал?

— Если мы говорим о сотрудничестве с туристическим бизнесом, то в основном, конечно, на массовых — это Турция, Египет. Дальнемагистральных, по-моему, у них не было, ну, может быть, там раньше был еще Таиланд. Но основной профиль сотрудничества с туристическими компаниями — это массовые туристические направления. Форма сотрудничества — чартеры.

— По данным системы СПАРК, одним из владельцев «Когалымавиа» является Бувайсар Халидов. Он же директор и совладелец туроператора Brisco, который организовал этот рейс из Шарм-эш-Шейха.

— Да.

— То есть полет организовали родственные структуры. А как тогда проверить, что никаких нарушений не было?

— Это вообще никак не связанные вещи. Есть достаточно большой такой с пересеченными владельцами холдинг, в который входит несколько юридических лиц, занимающихся разными видами деятельности, так или иначе, имеющими отношение к туризму, в том числе авиакомпания Metrojet, в том числе Brisco, есть еще несколько юридических лиц, занимающихся лечебным, оздоровительным, люксовым туризмом. У этого же холдинга есть компании, которые работают не только в России, в Прибалтике, в Белоруссии и так далее. Договор между структурами, входящими в один холдинг, не имеют никакого отношения к нарушению либо закрытию глаз на безопасности.

— Туроператор говорит: «Я уверен в надежности перевозчика». А выясняется, что они, в общем, связаны между собой, туроператор и перевозчик.

— Давайте не будем подменять одно другим, надежность авиаперевозчика туроператор в любом случае не имеет права проверять. Для этого есть Росавиация, есть плановые, как справедливо сказал Максим Соколов, и внеплановые проверки. Техническое состояние судов туроператор проверить не в состоянии. Он может работать или не работать с перевозчиком, если есть, скажем так, печальный анамнез, если у перевозчика постоянно происходят поломки на регулярных рейсах, если есть постоянные жалобы и очень много негативных отзывов, если есть некие предупреждения со стороны регулятора авиационной власти. В данном случае ничего этого не было.

— А как часто должны проверки проводиться?

— Это вопрос к Росавиации, насколько я знаю, они проводятся ежегодно. Я могу ошибаться, потому что это специфический вопрос.

— И вы сказали, что еще бывают внеочередные проверки.

— Да, у «Татарстана» была внеочередная проверка после крушения, у «Трансаэро» сейчас была внеочередная проверка, то есть как только возникают какие-то тревожные сигналы. У «Трансаэро» была проверка инициирована после задержки рейса в Краснодаре не из-за финансовых проблем, как можно было бы подумать, а именно из-за неблагополучного состояния судна.

— В компании «Когалымавиа» пройдут официальные внеплановые проверки со стороны Ространснадзора, Росавиации, Международного авиационного комитета и других органов. Какая цель этих проверок, что там пытаются найти?

— Я думаю, что это тоже вопрос к нашим авиационным властям, но обычно такого рода проверки проводятся для того, чтобы убедиться, что все остальные самолеты авиакомпании находятся в удовлетворительном нормальном состоянии. Если первоначальная версия этой страшной авиакатастрофы — технические неполадки в самом самолете, то это повод для того, чтобы посмотреть, что происходит с другими.

Источник: www.kommersant.ru